cortigiana onesta
мне кажется, я стала такой трусливой.
или скучной. не знаю.
я вспомнила, что когда мне было 13-14-15 когда маму (урааа) стали вызывать на ночные. нет, не так. когда она стала работать сутками я была так счастлива.
сначала страшно боялась, а потом научилась сперва мыть посуду только утром, потом делать уроки по ночам а потом я стала убегать из дома и гулять по пустой
и страшной улице Софьи Панковой. для меня на улице софьи панковой всё было собрано в кучу. там была немытая но чертовски красивая голова Монькина, Арсений ещё
со всеми пальцами на руках. там же ангары и кладбище и жд мост и шлагбаум. так жутко. так здорово.
я не выхожу сейчас из дома по ночам. как-то неинтересно.
макс тут говорил, что не спалось, он встал и пошел гулять и бродил до четырех. а Катя по ночам ходит в магазин.
а я и гуляю и по магазинам только за компанию.
слушаю ГрОБ. какой ужас. мы с кариной слушали. и с ней гуляли по ночам.
никак не отпускает меня этот вечер, когда карина меня на новое кладбище водила. показать.
а в этот раз я её. да там и оставила.
скоро поеду домой и надо будет зайти поговорить с т.Ларисой. и на новое кладбище. а как я тебя там найду? ноги сами принесут? наверное
очень грустно мне.
Карина иногда снится и говорит, что живая, и после таких снов я всегда точно понимаю, что умерла. и когда портрет в рамочке протираю, тоже всегда понимаю.
черт, как грустно.
вот бы больше никто никогда не умер.
только я.
хорошо умереть одному за всех.
априори правильное, красивое, нужное решение