cortigiana onesta
без пятнадцати минут пять. я наконец дома. губы искусаны вкровь, заусенцы ободраны, вещи пропахли чужим весельем. скотским весельем в мутном ангаре клуба. на столе две тысячи мятых рублей смотрят в мятое моё лицо. ухмыляемся друг другу. в ухе чертов духовой оркестр. нога подкашивается. перед уходом сидели и пили в кассе, как сорокалетние торгашки за прилавком. дешевое вино из лизиной фляги. надю хотелось поцеловать просто потому что тебя рядом не было. но я очень сильная и когда мне хочется сделать что-то безумное, я просто делаю глоток побольше. проглатываю с ним всё, чего мне действительно хочется. а мне хочется говорить с тобой. говорить правду. говорить по-настоящему и не чувствовать что ты ненавидишь меня. говорить не про чертовы холодильники. говорить о том что ты мне до смерти нужна. о том что я спать не могу и реветь не могу. а так нужно и первое и второе.
я правда не знаю куда себя деть и когда совсем невыносимо становится я ныряю и выдыхаю под воду. сажусь за диплом, учу строение мозга. этими учеными розгами охаживаю себя по спине и думаю, ведь надо же, ведь меня если и любят то только за эти случайные факты и умение их сводить в кучу и выдавать при удобном случае. а я ведь чертовски глупая. копни чуть глубже - а там навоз и известь. и никаких корней. они не живут в такой дурной почве. мне так хочется позвать тебя, но я вижу тех, кто вернулся и сбрасываю твой номер. нельзя возвращаться туда, где когда-то был счастлив. я готова давай объявления в газеты, мол приглашаем на собеседование. открыты вакансии: лучший друг, любовь всей жизни. соискателей на должности приятелей и знакомых прошу не беспокоить меня и не беспокоиться самим.
надо идти спать, потому что я устала дьявольски. не могу выспаться. вроде открываю глаза и пару секунд чувствую себя прекрасно. а потом вспоминается: у тебя кто-то есть. ничего серьезного но тебя все устраивает. и всё. и жизнь закончилась. и кофе убегает и вода в душе хлещет холодом по спине и скулы сводит и не хватает денег на маршрутку и на паре я все верчусь и не могу усесться и не слышу лектора и всё идет к черту. а я иду в бар. беру двойную водку и иду на работу. никто не знает, что я пила. даже я. ничего не помогает. и совершенно некому рассказать, что мне с тобой тяжело, а без тебя невыносимо. а даша льет и льет это чертово масло. а я реву. случилось. наконец-то. спасибо тебе, мой драгоценный дневник. за то что без трех минут пять я наконец могу разрешиться и реветь белугой, пока все спят.